понедельник, 24 мая 2010 г.

"Осиповский" мятеж в Ташкенте (январь 1919 г.)

В условиях полной блокады советского Туркестана тайной антибольшевистской группой, связанной вооруженными силами белого движения в Закаспии, а также военно-политической британской миссией в его политическом центре – Ташкенте 18–21 января 1919 г. была осуществлена попытка государственного переворота. Несмотря на то, что во главе заговора стоял член РКП (б), военком Туркреспублики К. Осипов, он был нацелен на отстранение большевиков от власти. Ташкентское восстание замышлялось как некоторое подобие большевистского октябрьского переворота 1917 г. в Петербурге. Здесь также делалась ставка на захват политической столицы региона, её ресурсов и коммуникационных возможностей, что позволяло затем взять под контроль железнодорожные линии, а значит и весь Туркестан.

Заговорщики опирались на силы, недовольные большевистской программой социального передела, разочарованными экономической разрухой и гражданской войной. Поэтому первоначальным лозунгом восстания стал «Советы без большевиков!». Антибольшевистский курс оказалась готова разделить часть солдатских и рабочих масс. Неслучайно в состав образованного 27 декабря 1918 г. тайного «Временного комитета» по подготовке восстания вошли председатель Совета железнодорожных мастерских Ташкента, бывший туркестанский комиссар внутренних дел В. Агапов и его помощник И. Попов. Но решительные действия Осиповского комитета в ходе восстания не оставляли сомнений в намерениях мятежников ликвидировать сами устои советской власти в Туркестане.
Начало мятежа планировалось на 25 января (ранее – даже на март-апрель), но 15–18 января Туркестанскому ЧК удалось арестовать часть заговорщиков, близких к военкому, и выступление началось вечером 18 января. В ночь с 18 на 19 января по приглашению Осипова, якобы на совещание, в бывшие казармы 2-го Сибирского стрелкового запасного полка, ставшие центром мятежа, прибыли: председатель ТуркЦИК В. Вотинцев, председатель Ташсовета Н. Шумилов, председатель Туркестанского ЧК И.Фоменко. По приказу Осипова они были тут же расстреляны. В период с 18 по 21 января также погибли председатель Совнаркома В. Фигельский, управляющий делами Совнаркома, нарком внутренних и иностранных дел А. Малков (Малкоф), нарком путей сообщения Е. Дубицкий, председатель чрезвычайного полевого суда А. Червяков.

К утру 19 января военные силы мятежников захватили почти весь Ташкент, за исключением Дома Свободы, военной крепости и Главных железнодорожных мастерских. В возвании к населению Осипов заявил: «Советская власть свергнута, и этот акт должен явиться решительным поворотом в жизни Туркестана... Вам возвращается забытая и поруганная свобода слова, собраний, обществ. Вам гарантируется неприкосновенность личности и жилища...». Временный комитет во главе с Осиповым взял власть в свои руки и объявил о намерении созвать Туркестанское учредительное собрание.

В состав «Временного комитета» Осипова входил бывший полковник царской армии П. Цветков (служил в комиссариате Агапова), что дает основания предположить наличие связей мятежников с подпольным белым движением, центром которого была ТВО. Однако белое подполье Туркестана никак не проявило себя в мятежные январьские дни 1919 г. Вероятно, его лидеры готовились к поддержке антисоветских военных действий армейского масштаба, которые разработал штаб вооруженных сил Юга России (ВСЮР) во главе с главкомом генералом А. Деникиным. Приказом последнего 22 января 1919 г., т.е. практически в те же дни, в Закаспии была создана Туркестанская армия под командованием генерал-лейтенанта В.Савицкого. Тогда же в январе 1919 г. был сформирован Ташкентский офицерский партизанский отряд численностью ок. 100 чел. во главе с князем А. Искандером, сыном великого княза Николая Константиновича. Этот отряд после подавления «осиповского восстания» ушел в Ферганскую долину, а затем через бухарскую территорию перешел в Закаспий и влился в белую Туркестанскую армию.

Удача Ташкентского восстания могла привести к провозглашению автономного Туркестана, имевшего шансы на прямые связи с Великобританией и поддержку со стороны её военных сил в северо-восточной Персии и Закаспии. Не вызывает сомнений, что такой «проект» был частью британской миссии Фредерика Бейли, который, перейдя на нелегальное положение, укрылся в горах к северу от Ташкента, а накануне мятежа Осипова вернулся в город. Обращает на себя внимание синхронное мятежу в Ташкенте появление в Закаспии командующего британской Черноморской армией генерала, сэра Джорджа Мильпа, прибывшего туда 21 января 1919 г. из Константинополя для изучения ситуации (!) в Центразии.

Мятежники продолжали наступать и 19 января захватили Дом Свободы. Уничтожение руководства Туркреспублики и захват основных госучреждений стали пиком восстания. Мятежникам не удалось взять Ташкент под полный контроль. В связи с гибелью руководства ЦИК и Совнаркома собравшийся 19 января в Главных железнодорожных мастерских советский актив Туркреспублики образовал Временный военно-революционный Совет. Большинство из 37 мест в этом временном правительстве получили левые эсеры.
Позднее однако партию левых эсеров Туркестана обвинили в причастности к восстанию. Косвенно на это указывал тот факт, что Ташкентское восстание началось вечером того дня, когда отрылся Туркестанский краевой съезд левых эсеров. Известно, что на закрытых заседаниях этого съезда обсуждались вопросы захвата власти. Руководители ЦК партии левых эсеров знали о готовящемся мятеже и планировали поддержать его в случае успеха. Подтверждением этого называют переброску в Ташкент в декабре 1918 г. военного отряда эсера Г. Колузаева с Закаспийского фронта. Поэтому, одной из движущих сил антибольшевистского режима после победы Осипова могли стать левые эсеры.

Казалось бы, для падения большевистского режима группе Осипова и проэсеровскому советскому правительству оставалось договориться между собой. Но этого не случилось. Рабочие массы Ташкента, являвшиеся главным ресурсом советской власти, остались верными большевикам. Уничтожение их лидеров привело к консолидации. В критический момент на защиту Туркреспублики без особых колебаний встали военные командиры из числа левых эсеров. Тот же левый эсер Колузаев 19 января стал главкомом советских войск. Против «осиповцев» выступил гарнизон Ташкентской крепости, комендантом которой являлся левый эсер Иван Белов.

Уже 20 января, опираясь на Главные железнодорожные мастерские и Ташкентскую крепость, верные Туркреспублике военные части и красногвардейские рабочие отряды выступили на подавление восстания. 21 января мятеж был подавлен. Осипов, забрав казну госбанка Туркреспублики, бежал на север и укрылся в верховьях Чирчик. 26 января 1919 г. погибших комиссаров похоронили в братской могиле в бывшем Александровском парке Ташкента. В советские годы одним из главных памятников Ташкента был монумент памяти 14 Туркестанским комиссарам, стоявший на площади перед Ташкентским вокзалом. За верность Туркреспублике И. Белова назначили заместителем главкома, а с апреля 1919 г. – главкомом войск ТуркАССР.

Большевистским ответом на осиповский мятеж стала зачистка Ташкента с целью ликвидации всех потенциально опасных для Советской власти элементов столицы. С прежним, относительно либеральным советским режимом, было покончено! Именно в январе–феврале 1919 г. органы Советской власти путем тотального террора в европейской части Ташкента уничтожили без суда и следствия по оценкам оценкам Эсертона К. до 2 тыс. чел., преимущественно мужчин возраста 15–65 лет из обеспеченных классов, чем обеспечили себе полный контроль на столицей Туркестана.
Провал "осиповской" акции исчерпал российский («белый») ресурс антисоветского сопротивления в центре Туркестана, которое отныне было представлено только национальным движением басмачества. Причастностью к «осиповскому мятежу» была скомпрометирована партия левых эсеров Туркестана, что стало одной из причин её самороспуска в марте 1919 г. Значительная часть членов этой партии вступила в ряды Компартии Туркестана.

/глава из неопубликованной рукописи "Революция в сердце Азии"/

среда, 19 мая 2010 г.

Зерванизм как космологическая доктрина

В VIII–VII вв. до н.э. на исторической арене Среднего Востока заявляют о себе иранские племена. Сначала мидийцы в конце VII в., разгромив ассирийцев, создали там крупное государство. Вслед за ними в середине VI в. до н.э. персы в свою очередь, разбив мидийцев, создали еще более обширную державу. Эти иранские царства выступили прямыми преемниками древних месопотамских царств, в значительной степени восприняв их государственные традиции, царские церемониалы, письменную культуру, архитектуру и сакральную иконографию.

Так, например, символическое изображение бога-творца Ахура-Мазды – крылатая фигура в солнечном диске – повторяет образ главного бога ассирийцев Ашшура.

О преемственности «верований и религиозно-политической идеологии западных иранцев от ассирийской до раннеахеменидской эпохи» свидетельствуют сведения античных авторов, а также соответствия в иранской ономастике и терминологии позднеассирийского и ахеменидского периодов.

Переход от союза племен, к государству с сильной царской властью и постоянной армией, а также знакомство с богатейшим сакральным и научным знанием Месопотамии потребовал нового уровня религиозной картины мира. Можно предположить, что уже при мидийских царях Киаксаре (625–585) и Астиаге (584–553) в их столице Экбатанах по-ассирийской традиции начали проводиться ежегодные новогодние церемонии «возрождения Времени», призванные затмить древние церемониалы Месопотамии. Тогда же могла начаться идеологическая переработка их сценария в духе иранской религиозной традиции.

Исторически первая иранская религиозная доктрина была разработана жреческим сословием, получившим известность как мидийские маги. Возможно они первыми выдвинули на место первоначала не хаос первозданных вод, а Время как высшее божество. Это учение, получившее в науке название зерванизма, провозглашало наивысшим богом и прародителем всех вещей бога Времени Зервана. Более точно – Зерван Акарана – Безграничное (или Бесконечное) Время – высшая сила, божественная персонификация времени и судьбы. Элиаде М. считал зерванизм «... синкретической теологией, развитой мидийскими магами». Судя по всему, представление о Времени как о первоТворце не есть чисто иранская (или более узко – мидийская) новация, и имело основания в общей индоиранской религиозной традиции (ту же идею о Времени как первобоге, божественной первопричине и прародителе мира практически синхронно начинают транслировать ведийские источники). Можно предположить, что толчком к этому стало соприкосновение с космическими концептами месопотамского круга и принятие свойственной им временной перспективы.

Поскольку в основе исчисления и понимания времени лежали космические циклы, связанные с небосводом как «сферой неподвижных звезд» и движением светил относительно неё, то понятно, что Зерван как высшая сила, тождественная Времени, имел небосвод своим материальным воплощением (считалось, что это «небесная твердь»). Это подтверждает и тот факт, что в авестийской лексике «время» – thwasa, буквально означает «Святой» или «Тот, кто грядет». Так, видимо, первоначально назывался небосвод, означающий небесное божество, распорядителя судеб. То же свидетельствуют Геродот, сообщивший в своей «Истории» (I, 131), что персы «весь небесный свод» называют Зевсом», и Страбон в труде «География» (XV, 3.13) утверждающий, что персы почитают «небо как Зевса», т.е. относятся к нему как к верховному божеству. Небесный свод или Небо как Зевс есть Зерван, понимаемый как безграничные Время и Пространство Космоса. Это хорошо соответствует тексту Эвдемия Родосского (IV в. до н.э.), сообщавшему, что «маги... называют все единое и невещественное то Пространством, то Временем; из него появились либо Ормазд и Ахриман, либо Свет и Тьма».

Т.о. зерванистская исходит из отождествления Времени с небосводом как Космосом, проявляющим себя в гармонии космических циклов движения светил и «сферы неподвижных звезд». Возникновение представления о Времени как первопричине сущего отражало новый уровень религиозно-философских воззрений, установивших связь между космическими круговоротами и основными циклами Природы, а значит человеческого бытия. Такой круговорот, действительно, является проявлением и мерилом времени.

Главным моментом космогенеза согласно учению магов стало порождение Зерваном Акарана (Бесконечным временем) двух взаимодополняющих божественных начала, двух мифологических близнецов – Ахура-Мазду (Бога Добра и Света) и Ангро-Майнью (антибога – демона Зла и Тьмы). Противостояние этих двух противоположных божественных начал определяет все происходящее в мире. Интересно, что уже эта духовная трансформация изменила значение Митры, который занял место посредника = медиатора между Ахура-Маздой и Ангро-Майнью, Светом и Тьмой (в этом вновь проявилось его договорное или право-регулирующее начало). Божественный пантеон изменился и в индуистской (постведийской) религиозной мифологии. Здесь аналогом Зервана как первоначала, высшего божества и творца мира стал Брахман, Ахура-Мазды как хранителя мира – Вишну, Ангро-Майнью как его разрушителя – Шива, т.е. триада Зерван–Ахура-Мазда–Ангро-Манью оказывается соответствующей этому триединому образу индуизма (Тримурти), пришедшему на смену образу Праджапати.

Космический круговорот как Время (космические часы) определяет череду смены дня и ночи, лета и зимы (в этом плане Время-Космос (Зерван) действительно определяет порядок Мироздания, что давало основания рассматривать его как высшую божественную инстанцию). В определенном смысле это действительно можно трактовать как то, что Время-Космос «порождают» Свет и Тьму (неСвет), управляет ими. Что и означает власть Бесконечного времени над всем, в т.ч. над Ахура-Маздой и Ангро-Манью).

Тем не менее Зерван лишь «отдаленная первопричина», осуществивший первый акт творения – порождение близнецов, а затем не вмешивающийся в борьбу между «сыновьями». Зэхнер Р. приводит определение позднего источника, декларирующего, что Зерван один «был всегда и будет всегда... Но, несмотря на все окружающее его величие, никто не называл его творцом, потому, что он еще не произвел творения». Т.е. в зерванизме, как и в более ранних космологиях разделяется Первопричина и Демиург. Здесь «Время» оказывается формой первичного и потому вечного «хаоса» (непроявленного), а Демиург (Творец) формой проявившегося пространства Космоса.

В доктрине зерванизма (впервые) проявляется один из центральных концептов маздаизма – неизбежное сосуществование Добра и Зла. В пару Ахура-Мазде, признанному верховным божеством в иранском мире, ставится его антипод – брат-«близнец» Ангро-Манью, в определенном смысле равный ему по возможностям (позднее это дало основание христианам обвинять зороастрийцев в том, что они почитают «брата Дьявола»). В результате мир создавался не одним, а двумя Демиургами (один – со знаком «+», другой – со знаком «–»): каждое божественное творение Ахура-Мазды Ангро-Манью «омрачал» встречным сотворением элементов Космоса, обладающих отрицательными качествами. Потому единство двух противоположностей оказалось сущностным свойством реального Космоса (обратим внимание, что Зервану и Ахура-Мазде позднее нашлось прямое планетерное воплощение: Зерван (Кронос) – Сатурн, Ахура-Мазда (Зевс) – Юпитер, а у Ангро-Манью не оказалось планеты. Т.е. ему нет места в видимом гармоничном космическом мире. он – владыка анти-мира, анти-Космоса). Существуют свидетельства, что зерванизм (в целом или некоторые его течения) проявлял культовое уважение к Ангро-Манью, допуская адресованные ему богослужения и даже жертвоприношения.

Согласно тексту первой главы постсасанидского космогонического труда «Бундахишна» (букв. «Мироздание», «Творение основ» – позднее ортодоксальное зороастрийское сочинение по космологии, написанное на пехлеви в VIII–IX вв.), Ормазд (Ахура-Мазда) и Ахриман (Ангро-Манью) существуют предвечно. Но если Ормазд бесконечен во Времени и ограничен Ахриманом в Пространстве, то Ахриман ограничен и в том и в другом по той причине, что однажды он прекратит свое существование. Иначе говоря, Бог был изначально конечен, так как ограничен своим врагом Ахриманом. Такое положение могло бы длиться целую вечность, если бы однажды Ахриман не совершил нападение на Ормазда. В ответ Ормазд сотворил мир, что позволило ему стать бесконечным и в пространстве (т.е. Сотворение стало ответом на вызов сил Зла). Так Ахриман помог Ормазду приблизиться к совершенству. Другими словами, Зло, неосознанное и невольное, помогает победе Добра. В части 26 «Большого Бундахишна» разъясняется: «Действие Времени состоит в том, что оно было бесконечным, а стало конечным в акте творения до завершения, которое наступит тогда, когда Разрушительный Дух обессилит, тогда оно соединится с той же бесконечностью навсегда».

Именно наделение мира двумя противоположностями придало ему смысл и возможность развертывания во времени – через борьбу Ахура-Мазды и Ангро-Манью – противостояние Добра и Зла. У этого космологического видения древнеиранских магов существует любопытная аналогия в современном мире: разработчики игровых компьютерных «стратегий» констатируют, что без сбалансированности «сил добра» и «сил зла» игра «не живет», она «игрокам» не интересна!..

На этой основе возникло представление об трех (или четырех) циклах Истории, каждый из которых имеет продолжительность около трех тысячелетий (милленаризм как учение о циклах): 1 – царство Ахура-Мазды (цикл Добра), 2 – царство Ангро-Манью (цикл Зла), 3 – борьба Добра и Зла (цикл Битвы) и, наконец, 4 – цикл Победы и возврата к истокам.
В античной средневосточной сакральной иконографии присутствуют некоторые изображения, которые могут быть интерпретированы как изображения Бога Времени. Их отличает трехчастность, трактуемая как соответствие Трех Времен трем сферам бытия – трем частям Космоса. Согласно некоторым источникам сирийского происхождения, Зерван пребывает в окружении трех божеств, представляющих три его ипостаси, это Ашокар, Фрашокар и Зарокар. их имена соответствуют авестийским эпитетам: arsokara (тот, кто делает мужественным), frаsоkаrа (тот, кто делает великолепным) и marsokara (тот, кто делает старым). = три этапа жизни, а также = Прошлое – настоящее – будущее.

После покорения Мидии персами зерванизм как космологическая доктрина и учение магов, относимые к маздаистской традиции, сохранил свои позиции и в державе Ахеменидов (похоже, что тогда одним из главных центров зерванизма стал Вавилон). Бойс М. также считает, что зерванизм утвердился при Ахеменидах на западе Ирана, однако рассматривает его как «зурванисткую ересь», искажающую учение Заратуштры. На наш взгляд, зерванизм надо рассматривать не как маздаистскую ересь, а как первичную собственно иранскую религиозную доктрину, которая позднее стала моделью для выработки доктрины ортодоксального зороастризма. Историк науки Ван-дер-Варден Б., анализируя космологическое содержание этих двух учений, пришел к выводу, что в историческом плане зерванизм предшествует ортодоксальному зороастризму и возник в Нововавилонский период.

/из неопубликованной рукописи "Космология как доктрина культуры: Восток-Запад"/

понедельник, 17 мая 2010 г.

Хивинская "революция" (1919-1920)

К осени 1919 г. северо-западные приамударьинские территории Туркестана оказались одним из наиболее уязвимых мест Советской власти.

Несмотря на прорыв железнодорожной блокады, центр России еще не мог оказать Туркреспублике достаточной военной помощи. Основные силы Туркфронта были заняты боями в Волго-Уральском регионе, а также борьбой с басмачами в Фергане и белой Туркармией в Закаспии. Если в этот период Бухарский амират Алим-хана проявлял сдержанность и демонстрировал лояльность советской власти, то Хивинское ханство, власть в котором была узурпирована Джунаид-ханом, не скрывало своей враждебности.

Вооруженные туркменские отряды численностью до 12–15 тыс.чел., на которые опирался Джунаид-хан, обычно не совершали дальних походов. Так в 1918–1919 гг. хивинские военные силы практически не проявили себя в борьбе за власть в Закаспии, но они были способны реально уничтожить советскую власть в Амударьинском отделе. Признанием антисоветского Чимбайского правительства уже был сделан шаг в этом направлении. Следующим стало прибытие в октябре 1919 г. в Хиву колчаковской военной миссии в составе 140 казаков, доставившей Джунаид-хану 1,5 тыс. винтовок и 10 орудий. Фактически осенью 1919 г. советская власть в нижнем течении Амударьи и южном Приалье находилась на осадном положении и держалась только благодаря пароходному сообщению с Чарджуем, связанным с центром Туркестана по железной дороге.

В этих условиях Турккомиссия и РВС Туркфронта решились на прямое вмешательство в дела Хивинского ханства и, мотивируя необходимость упреждения угрозы со стороны Джунаид-хана, санкционировали войну с правительственными войсками Хивы под предлогом её «революционизацию». Полномочным представителем Турккомиссии и РВС Туркфронта был назначен Георгий Скалов, который 20 ноября 1919 г. получил секретный мандат, дающий «...право решения вопроса о времени оказания поддержки вооруженной силой восставшим племенам Хивы против Хивинского правительства», а также осуществления политического руководства действиями советских войск в случае перехода хивинской границы. Псевдореволюционный повод для советского похода в Хиву давали действия отрядов туркменских племенных вождей Гочмамед-хана, Нургельды-хана, Мухамед Аяна, Гулам Али-хана и Муллы Беркела, поднявших в октябре 1919 г. восстание против власти Джунаид-хана в Ильялинском, Куня-Ургенчском и Ходжелийском бекствах Хивинского ханства. Это позволяло советским войскам как бы выступить в поддержку «народного восстания» против узурпатора Джунаид-хана.

В конце ноября 1919 г. Г. Скалов отправил из Чарджуя вверх по Амударье на пароходе переданный в его распоряжение 3-й батальон 5-го Туркполка под командованием представителя штаба Туркфронта Н. Щербакова, а затем 26 ноября 1919 г. сам выехал верхом в Петро-Александровск. Здесь он реорганизал Амударьинский ревком, председателем которого стал прибывший вместе с ним Н. Солдатов. С учетом экскалации напряженности в отношениях с Хивой Амударьинский ревком упразднил должность полпреда РСФСР в Хивинском ханстве и принял его полномочия на себя. Хивинская группа войск была реорганизована в Амударьинскую во главе с Н. Щербаковым. Наряду с крепостной ротой в Петро-Александровске, ротой береговой охраны, Шураханской, Шаббазской и Бий-Базарской ротами, в её составе были образованы Северный и Южный отряды.

21 декабря 1919 г. Г. Скалов издал приказ «об оказании помощи трудящимся Хивы в свержении ханской власти» и 22 декабря части Амударьинской группы войск силами Северного и Южного отрядов вместе с хивинским добровольческим отрядом численностью ок. 600 чел., перешли российско-хивинскую границу. Несмотря на радикальные планы, организаторы хивинской «революции» решили первоначально в тактических целях не поднимать лозунга борьбы против хивинского хана, а сосредоточиться на борьбе с Джунаид-ханом. Это позволило им изолировать последнего от возможной поддержки местных узбекских феодалов и духовенства, бухарского амира, а также соединиться в антиджунаидовском боевых действиях с отрядами Гочмамед-хана и еще 8 родоплеменных туркменских вождей.

Продвигаясь с боями, красноармейские войска последовательно занимали основные центры ханства. Южный отряд 24 декабря занял Новый Ургенч, укрепив здесь старые, и, соорудив новые укрепления. 9 января 1920 г. силы Южного отряда возобновили наступление, так что 15 января заняли кишлак Кош-купыр, а затем 22 января – Газават. Северный отряд 29 декабря занял Ходжейли, а 9 января 1920 г. – Куня-Ургенч и Аман-Калу, где в его состав вошел отряд Гочмамед-хана с 1000 всадников. Продолжая наступление Северный отряд занял пункты Порсу, Базар-кят, а 18 января – Ташауз. 23 января 1920 г. оба отряда соединились в районе Тахта и заняли ставку Джунаид-хана – Бедиркент, вынудив туркменского вождя бежать с небольшим отрядом в пески.

1 февраля 1920 г. Южный отряд без боя занял столицу ханства Хиву. После чего «революционные» силы вынудили Сейида Абдулла-хана подписать манифест об отречении и передаче власти «до созыва Меджлиса» Временному революционному правительства (Ревкому) из 5 человек. В его состав вошли: лидер Турткульской группы младохивинцев Д. Султанмурадов (председатель), Баба ахун Салимов (председатель Хивинского Меджлиса в 1917 г.), представитель высшего духовенства Хивы Джалал ахун, а также вожди туркменских племен Гочмамед-хан и Мулла Ораз Хаджимамедов. 2 февраля манифест хана зачитали на митинге в присутствии ок. 4 тыс. хивинцев.

Для объяснения советского вторжения в Хиву 7 февраля 1920 г. Г. Скалов и Н. Солдатов выпустили воззвание «К народам Хивинского ханства!», где мотивировали появление российских войск на территории суверенного ханства наказанием Джунаид-хана. Разъяснялось, что «...Российская Советская власть не желает никаких завоеваний, ...хочет жить в мире и согласии со всеми соседями... Не желая никаких посягательств на независимость Хивинского государства, мы не будем вмешиваться ... в образ правления Хивой, народы Хивы сами знают, какое им надо правительство».

Факт вторжения в Хиву вызвал неоднозначную реакцию в Советском Туркестане. Выяснилось, что Турккомиссия коллегиально не обсуждала такого вопроса. С учетом поступающей информации о бесчинствах советских войск и их туркменских союзников на территории Хивинского ханства 10 февраля 1920 г. Турккомиссия для расследования всех обстоятельств учредила Чрезвычайную комиссию по делам Хивы во главе с Г. Бройдо. От младохивинцев в неё были включены П. Юсупов и Ш. Хасанов. Г. Бройдо получил также статус чрезвычайного уполномоченного в Хиве и Амударьинском отделе для высшего руководства органами советской власти и полпредства РСФСР в Хиве. Общее число сотрудников Чрезвычайной комиссии, отправленной в Хиву, составило 120 чел.

Комиссия установила, что «революционизация» Хивы сопровождалась неоправданным насилием, грабежами и мародерством как со стороны туркменских отрядов, так и со стороны советских частей. При «участии командного состава и под его руководством» были уничтожены дома и целые поселки даже тех, кого «спасали» от Джунаид-хана. Оказалось, что красноармейцы замешаны в беспричинных расстрелах и разгромах хивинских дворцов с целью наживы, а также многочисленных изнасилованиях. Захваченные в боях женщины содержались как пленницы и рабыни, выставлялись для продажи на базаре Петро-Александровска. После угрозы расстрела сотня красноармейцев, расквартированных в этом городе, вернула 63 «наложницы».

Информация об этой грязной стороне хивинской «революции» не вышла за пределы Хивы, и старательно умалчивалась советскими властями в Туркестане и России. Наказаны были немногие. 30 марта 1920 г. за злоупотребления были арестованы командующие Северным и Южным отрядом Н. Шайдаков и В. Урядов (первый в декабре был оправдан судом, второй был осужден «за проявление трусости во время боев» и получил 10 лет тюрьмы). 25 апреля за преступления в ходе боев был расстрелян один из комвзводов Северного отряда Родионов...

/глава из неопубликованной рукописи "Революция в сердце Азии"/

пятница, 14 мая 2010 г.

Первые полеты в нанокосмос

По информационным лентам Интернета прошли сообщения о создании американскими учеными из Колумбийского и Нью-Йоркского университетов нанороботов на основе элементов ДНК. Две публикации на эту тему приведены ниже...

Давыд Аюшкин
Создан наноробот величиной с молекулу 14.05.2010
http://apinews.ru/index.php/home/general/1819-nanorobot

Американские ученые создали и запрограммировали робота величиной с одну молекулу, который способен самостоятельно передвигаться в двухмерном пространстве. Исследователи во главе с Миланом Стояновичем из Колумбийского университета работали с так называемыми «ДНК-бродилками», т. е. цепочками перепрограммированной ДНК с «ножками», позволяющими им двигаться.

Группе удалось показать, что "паучки" величиной всего примерно 4 нанометра в диаметре, в состоянии автономно перемещаться в специально созданном двухмерном пространстве и выполнять простейшие функции - начинать движение, поворачивать, останавливаться.

Ученые в разных странах в настоящее время продолжают разрабатывать молекулярные двигатели — наноразмерные машины, способные осуществлять вращение при приложении к ним энергии. Главной особенностью молекулярных моторов являются повторяющиеся однонаправленные вращательные движения, происходящие при подаче энергии. Для подачи энергии используются химический, световой метод, а также метод туннелирования электронов.

Кроме молекулярных двигателей, создаются также наноэлектродвигатели, сходные по конструкции с макроскопическими аналогами, проектируются двигатели, принцип работы которых основывается на использовании квантовых эффектов.

Одним из самых сложных прототипов наноробота является «DNA box», созданный в конце 2008 г. международной группой под руководством Йоргена Кьемса. Устройство имеет подвижную часть, управляемую с помощью добавления в среду специфических фрагментов ДНК. По мнению Кьемса, устройство может работать как «ДНК-компьютер», т.к. на его базе возможна реализация логических вентилей. Важной особенностью устройства является метод его сборки, так называемый ДНК оригами, благодаря которому устройство собирается в автоматическом режиме.

Так как нанороботы имеют микроскопические размеры, то их, вероятно, потребуется очень много для совместной работы в решении микроскопических и макроскопических задач. Рассматривают стаи нанороботов, которые не способны к репликации (т. н. «сервисный туман») и которые способны к самостоятельной репликации в окружающей среде («серая слизь» и др. варианты).

Некоторые сторонники нанороботов в ответ на сценарий «серой слизи» высказывают мнение о том, что нанороботы способны к репликации только в ограниченном количестве и в определенном пространстве нанозавода. Кроме того, еще только предстоит разработать процесс саморепликации, который сделает данную нанотехнологию безопасной. Кроме того, свободная саморепликация роботов является гипотетическим процессом и даже не рассматривается в текущих планах научных исследований.

Однако имеются планы по созданию медицинских нанороботов, которые будут впрыскиваться в пациента и выполнять роль беспроводной связи на наноуровне. Такие нанороботы не могут быть получены в ходе самостоятельного копирования, так как это вероятно приведет к появлению ошибок при копировании, которые могут снизить надежность наноустройства и изменить выполнение медицинских задач. Вместо этого, нанороботов планируется изготавливать в специализированных медицинских нанофабриках.

© Paul Michelotti
Ученые создали на основе молекул ДНК четырехногого робота
Москва, 13 мая - РИА Новости. http://www.rian.ru/science/20100514/233802173.html

Ученые показали возможность создания молекулярных машин на основе молекул ДНК, которые могут автономно функционировать в пространстве и выполнять определенные задачи, востребованные, например, в медицине, сообщается в двух независимых статьях исследователей, опубликованных в журнале Nature.

Авторы первой из них, междисциплинарная группа ученых из США под руководством Милана Стояновича из Колумбийского университета, создали на основе белковых молекул и молекул ДНК четырехногого робота, способного самостоятельно перемещаться вдоль пути, размеченного на поверхности с помощью специальных отрезков ДНК. В своей статье ученые описывают, как их робот самостоятельно проделал около 50 шагов, переместившись в пространстве в заданном направлении на 100 нанометров, существенное расстояние для молекулы.

"Эта молекула подпадает под определение робота: машины, способной чувствовать окружающую среду, принимать решение и выполнять действие на основе этих чувств", - сказал Эрик Уинфри, соавтор Стояновича.

Робот представляет собой белковую молекулу, к четырем "концам" которой прикреплены короткие отрезки специфических молекул ДНК, так называемых "ДНКзимов". Эти молекулы могут взаимодействовать с другими отрезками ДНК, отрезая от них часть в соответствии с принципом комплементарности. Разместив нужные отрезки ДНК на гладкой поверхности с помощью технологии "ДНК-оригами", ученые разметили путь, по которому их "четырехногому пауку" предстояло двигаться.

В ходе эксперимента ученые показали, что ДНКзимы на концах "лап" молекулярного "паука" взаимодействуют с ДНК, прикрепленными к поверхности. Это взаимодействие заключается в соединении двух отрезков ДНК в короткие двухцепочные спирали и "отрезании" ДНКзимом на конце "лапы паука" фрагмента от ДНК, прикрепленной к поверхности. После этого две молекулы ДНК расходятся, совершая таким образом один шаг робота.

После того, как этот шаг сделан, повторное взаимодействие ДНКзима с этой ДНК на поверхности приводит к образованию уже менее прочной двухцепочной спирали, а потому с химической точки зрения роботу выгоднее совершить еще один шаг вперед вдоль разметки. Это достигается "нащупыванием" (хаотическими тепловыми движениями) "лапой" нового еще не "обрезанного" фрагмента ДНК на поверхности.

При этом, начало и конец пути отмечены специальными фрагментами ДНК, взаимодействие с которыми приводит к фиксации робота.

"Можете представить себе такого паука, несущего лекарство и прикрепляющегося, например, к клеточной мембране, паук обнаруживает рецептор на ее поверхности и запускает работу лекарства", - сказал Хао Ян (Hao Yan), соавтор Стояновича.
"Впрочем, до подобных молекулярных машин нам еще далеко, потребуется еще может быть 100 лет прогресса, прежде чем они найдут применение", - добавил Стоянович.
Вторая работа, автором которой является коллектив ученых под руководством Неда Симана из Нью-Йоркского университета, описывает похожую машину на основе ДНК, которая выполняет функции автомобильного конвейера.

На основе похожих принципов, Симаном и его коллегами с помощью отрезков была размечена дорожка на поверхности, вдоль которой перемещалось похожее на паука Стояновича четырехногое шасси. Отличие данного шасси от паука состоит в том, что перемещается оно вдоль дорожки не самостоятельно, а в результате "ручного" добавления в систему, двух новых типов молекул ДНК извне. Эти молекулы либо соединяются с "ногами" шасси и ДНК на поверхности, фиксируя машину на месте, либо разрушают эти связи, высвобождая шасси для перемещения.

Вдоль пути, по которому следует это шасси, Симаном были размещены три манипулятора: конструкции из ДНК-оригами, способные, в зависимости от внешних условий, на присоединение к шасси груза - наночастицы золота фиксированного размера. В результате, к концу конвейера шасси могло приехать с тремя грузами на борту, двумя или одним из трех. Иными словами, конвейер Симана позволяет собирать молекулярные машины разной конфигурации.

"Следующим нашим шагом будет создание конвейера, выпускающего молекулярные машины во внешнее пространство, а также увеличение его длины с тем, чтобы сделать конечный результат сборки еще более сложным", - сказал Симан.

От блогера:
Итак мы уже имеем, как минимум, два типа наноробота:
* паук Стояновича (Колумбийский университет);
* конвейер (шасси) Симана (Нью-Йоркский университет),
имеющих характерный размером ок. 4 нанометров = 4 х 10-9 м = 40 Ангстрем, т.е ок. 40 размеров атома водорода и способных выполнять команды пошагового перемещения на расстояние до 100 нанометров. Причем уже освоена опция переноса «наногруза» (например, точечных «лекарств» или средств «ремонта», строительства жизненно важных молекулярных наноструктур).

Понятны направления дальнейших научных амбиций.

1) Создаются «строительно-монтажные полигоны» для целенаправленного реконструктивного вмешательства в НАНОКОСМОС – макромолекулярные пространства, ключевого для для самопроявления жизни уровня ДНК.
Стратегически самым интересным и в тоже время самым опасным может стать запуск механизма «самопостроения» нанороботами себе подобных.

2) Намечается перспектива создания формальных логических элементов, манипуляторов, транспортных средств наноуровня, способных стать основой конструирования нанокомпьютеров, сложных наномашин,...
Начато сооружение «нанокосмодромов», с которых уже «запускаются» первые исследовательские нанозонды.

3) Молекулярная роботехника, судя по всему, может дать ключ и к постижению нанообразований класса ДНК как природных компьютерных систем.

4) Неминуема и апробация эффектов разрушительного воздействия – создание нанооружия, которое по эффективности может превзойти все имеющиеся формы оружия массового поражения (см. прогнозы-предупреждения д.т.н. Абрамяна Е.А. на http://www.savefuture.ru/). Сегодня даже трудно представить степень губительности для Земли возможных «нановойн».

5) В какой-то степени природным «нанороботом» является такая наноструктура как вирус. «Нанороботы», сгенерированные человеком, могут, с одной стороны, оказаться идеальным средством (оружием) борьбе с болезнетворными вирусами, а с другой – породить новый класс болезней, по сравнению с которыми СПИД окажется легчайшей формой беды.

четверг, 13 мая 2010 г.

Бухарская "революция" (1920)

К концу лета 1920 г. вторжение российских войск в Бухару под знаменем «революции» было уже неотвратимо. К тому времени военные силы амира Алим-хана состояли из регулярной армии, которая оценивалась в 8 тыс. штыков и 7,5 тыс. сабель, имела 16 пулеметов и 23 орудия. Эти силы обороняли Старую Бухару, а также подступы к ней в районе Хатырчи-Кермине. В Бухаре также находился конвой афганского консула с одной горной батареей.

Вооруженные силы бухарских беков насчитывали до 27 тыс. штыков и сабель, но имели всего 2 пулемета и 32 старых орудия. Большая часть этих сил была сосредоточена в районе Китаба–Шахрисябза, прикрывая стратегический перевал Тахта-Карача. Значительные бекские отряды были сосредоточены в Карши, Старом Чарджуе и районах Восточной Бухары.

Начав готовить военную операцию по свержению амира Бухары, Фрунзе принял меры к блокаде границ Бухары. Он, в частности, усилил Амударьинскую флотилию, доведя ее численность до 38 единиц с 26 орудиями на борту. Сюда же добавился гидроотряд из 6 катеров, присланных из Самары. Флотилии ставилась задача закрыть границу по Амударье, перекрыв речные связи Бухары с Афганистаном. Для разгрома военных сил амирата Туркфронт выделил ок. 7 тыс. штыков и 2,5 тыс. сабель, 35 легких и 5 тяжелых орудий, 11 самолетов, 10 бронеавтомобилей, 5 бронепоездов. Кроме того в российских поселках Кагане, Чарджуе и Керки при участии бухарских коммунистов и младобухарцев были сформированы революционные отряды «Бухарской красной армии», которая к концу августа достигла 7 тыс. чел. Участие в Бухарской операции приняли также некоторые басмаческие отряды, заключившие мир с большевиками.

Были созданы четыре оперативные группы, общее руководство которыми возложили на командующего 1-й армией Г.Зиновьева. Главный удар должна была нанести Кагано-Бухарская группа, ударной силы которой возглавил бывший командарм Туркестанской АССР И. Белов. Чарджуйская группа должна была захватить город Старый Чарджуй, разгромить войска Чарджуйского бека и овладеть стратегическими переправами Наразым и Бурдалак на Амударье. Каттакурганской группе ставилась задача уничтожить амирскую военную группировку в районе Хатырчи, Зиаддина и летней резиденции амира Кермине. В задачу Самаркандской группы входил удар по Китабо-Шахрисябзской группе войск амирата с последующим выходом к Гузару для блокирования возможного отступления войск амира в Восточную Бухару. Для политического обеспечения «революции» бухарские коммунисты и младобухарцы организовали Бухарский революционный совет, который 28 августа в ходе восстания был реорганизован во временный революционный комитет (ВРК). Председателями Бухарского ВРК в период 29 августа–2 сентября был Сардар Бяшим, а 2–14 сентября – Абдусаидов Ахмеджан.

27 августа вооруженные дружины Бухарской компартии, поддержанные отрядами Чарджуйской группы, начали восстание в старом Чарджуе, вступив в бой с отрядами местного бека. 28 августа к Фрунзе прибыли уполномоченные лица восставших, которые, как и планировалось, обратились к РСФСР с просьбой поддержать бухарскую «революцию» и начать военные действия против амира.

После чего Фрунзе приказал заранее подготовленным группам Туркфронта выступить «…на помощь бухарскому народу». Наиболее ожесточенное сопротивление встретила Кагано-Бухарская группа, столкнувшаяся с подготовленной линией обороны и главными силами противника. 29 августа Чарджуйская группа захватила Старый Чарджуй, вышла к Каракулю и заняла амударьинские переправы. Каттакурганская группа сходу захватила Хатырчи, Кермине и Зиаддин. Самаркандская группа разгромила войска Шахрисябзского бека, овладела Китабом и Шахрисябзом и выступила в сторону Гузара. 7-й Туркестанский стрелковый полк, переброшенный по железной дороге, начал наступление на Карши. Войска каршинского бека, имея пятикратное превосходство, заняли глухую оборону города.

К 29 августа линия боев Кагано-Бухарской группы вышла непосредственно к Бухаре. Город защищала стена высотой до 10 м и шириной ок. 5 м, имевшая 11 ворот и 130 башен. Снаряды красной артиллерии были против нее малоэффективны, так как вязли в массивной и вязкой глинянной толще. Основной удар наносился в направлении Каршинских ворот. 1-му Восточному мусульманскому полку удалось ворваться в город, но бухарцы выбили его оттуда контратакой. Ожесточенная борьба за город продолжилась 30 августа. По приказу Фрунзе Кагано-Бухарскую группу усилили частями фронтового резерва. К Бухаре также подошла Чарджуйская группа. Но первые дни штурма не принесли успеха. Все атаки были отбиты.

31 августа Фрунзе констатировал, что «дела под Бухарой продолжают обстоять неважно. Несмотря на прибытие солидной помощи из 1-й армии, город до сих пор не взят... Бросаю в помощь свой последний резерв». К вечеру к городу выдвинулись части 1-й армии и сводная бригада курсантов Ташкентских командных курсов. По примеру англичан, бомбардировавших в мае 1919 г. Кабул и Джалалабад, Красная Армия начала сбрасывать бомбы на Бухару. Только 31 августа авиаотряды Туркфронта сбросили на Бухару более 200 бомб. Возможно, прояви бухарский амир выдержку, ему бы удалось удержать Бухару. Но, именно в тот день, амир Алим-хан, опасаясь собственного пленения, и, спасая казну, под охраной отряда в тысячу всадников бежал из Бухары в сторону Гиджувана. Для защитников Бухары это был сильный моральный удар, ослабивший оборону. Тогда же 31 августа 7-й Туркестанский полк штурмом взял Карши и занял внутреннюю крепость этого города.

1 сентября Каттакурганская группа вступила в бой за Кермине, где находилась летняя резиденция амира. В ночь с 1-го на 2-го сентября саперам удалось взорвать часть крепостной стены Бухары у Каршинских ворот. 2 сентября с рассветом начался массированный артобстрел города, поддержанный бомбардировкой аэропланов. К 6 часам были захвачены Мазар-Шарифские ворота. В 7.30 сводная бригада курсантов, стрелковый полк особого назначения, 10-й, 12-й стрелковые полки пошли на штурм со стороны Самаркандских и Каршинских ворот.

Прорыв в город удалось совершить через взорванный участок стены у Каршинских ворот. Вслед за ними в город прорвался 1-й кавполк, укомплектованный оренбургскими казаками и узбекскими конниками. В течение дня отряды Туркфронта, отвоевывая квартал за кварталом, полностью овладели Бухарой. Кушбеги сдал цитадель Арк. В тот же день Фрунзе отправил Ленину телеграмму: «Над Регистаном развевается Красное Знамя мировой революции. Амир с остатками приверженцев бежал…».

Штурм Бухары стал устрашающей «демонстрацией силы» российской регулярной армии, шок от которой имел долговременные последствия. Крупнейший город Центразии испытал тотальную атаку с использованием новейших военно-технических средств начала XX в. В результате артиллерийских и авиационных ударов большая часть строений цитадели Арк была разрушена. Серьезно пострадал исторический центр Бухары, включая окружающие его базары и жилые кварталы. Тысячелетний символ Бухары минарет Калян получил множество выбоин, у него была обрушена часть фонаря. Бухара и Карши были охвачены пожарами «неслыханной силы»: «горели дворцы, важнейшие базары, крупнейшие склады, погибло громаднейшее количество продовольственных запасов хлеба, сотни тысяч пудов сахара, чая, красок, ковров, шелка и т.д.». Убытки от пожаров только по Бухаре оценивались в десятки миллионов рублей.

Число жертв этой военной операции среди военных и мирных жителей Бухары не публиковалось. Безвозвратные боевые потери Туркфронта в 1920 г. оцениваются официально статистикой в 430 чел., но эта цифра явно занижена и не учитывает потерь нерегулярных сил. 31 августа командующий 1-й армией Зиновьев назвал по телефону потери громадными. Сам Фрунзе до решающего штурма констатировал: «Мы несем огромные потери, ...перешедшие уже за цифру 500». На наш взгляд, потери советских войск и революционных бухарских отрядов при осаде городских стен, штурме ворот и уличных боев не могли быть ниже 2–3 тыс. бойцов. Потери среди бухарцев – защитников и жителей города с учетом артобстрелов и авиабомб должны быть, как минимум, того же порядка – 3–5 тыс. чел.

/глава из неопубликованной рукописи "Революция в сердце Азии"/

среда, 12 мая 2010 г.

Тайная немецкая миссия в Афганистан (1915–1916)

В начале 1915 г. Германия и Турция отправили в Афганистан и Персию совместную тайную военно-политическую миссию. Перед ней стояла задача вовлечения этих двух мусульманских стран в мировую войну, что позволило бы отвлечь силы Великобритании и России от основных фронтов.

Эту тайную восточную экспедицию с немецкой стороны обеспечивали Генштаб и МИД. Соответственно у миссии оказалось два руководителя: военный – Оскар фон Нидермайер и дипломатический – Вернер фон Хентиг, бывший в 1913–1914 гг. секретарем немецкого посольства в Персии. С турецкой стороны в руководство миссии входил чрезвычайный посланник султана турецкий офицер Казимбек.

В конце апреля основной состав экспедиции (ок. 350 чел.), включая ок. 50 немецких офицеров, владевших персидским и турецким языками, собрался в Тегеране. Для выполнения поставленных задача экспедицию разбили на три группы – Белуджистанскую, имевшую целью поднять антибританское восстание племен персидского Белуджистана (руководитель – профессор Мюнхенского университета Э. Цугмайер), Персидскую, нацеленную на организацию выступлений против английских войск племен южной Персии (руководитель – немецкий консул в Багдаде Сайлер) и Афганскую, решавшую стратегически наиболее важные задачи – включение в войну Афганистана и содействие повстанческому движению в северо-западной Индии с опорой на пуштунские племена. Афганскую миссию с учетом её значения непосредственно возглавили фон Нидермайер и фон Хентиг. В дипломатическую часть афганской миссии, кроме немцев и турков, входили также индийский эмигрант Мохаммед Баракатулла, являвшийся личным представителем амира Хабибуллы в Европе, раджа Кумар Махендра Пратап, а также несколько афридиев.

Британское и российское правительства, получив информацию о готовящейся экспедиции и, серьёзно опасаясь её последствий, предприняли решительные действия для перехвата миссии и развернули вдоль персидско-афганской границы заградительные кордоны. После трехмесячной подготовки в конце июня группа Нидермайера-Хентига численностью ок. 150 чел. выступила из Исфагана. Миссии потребовалось два месяца, чтобы ценой больших потерь прорваться через пустыню Дашт-Кевир на территорию Афганистана. 21 августа 1915 г. миссия пересекла афганскую границу, а 2 октября прибыла в Кабул. В афганскую столицу прибыла только 26 чел., большая часть погибли в пути, небольшая группа во главе с офицером Вагнером осталась в Герате. Благодаря мощному радиопередатчику, развернутому немцами в Исфагане, экспедиция имела постоянную связь с германской военной миссией в Стамбуле.

Хабибулла-хан отнесся к появлению экспедиции с большой осторожностью и первоначально даже санкционировал её арест. Официальные контакты с германо-турецкой миссией противоречили нейтралитету Афганистана в Первой мировой войне, о котором амир объявил на джирге пуштунских племен и лидеров мусульманского духовенства, собранной в Кабуле в 1915 г. Только на восьмые сутки афганский амир дал согласие принять миссию и выделил для её размещения одну из правительственных резиденций. Фон Нидермайер, фон Хентиг и Казимбек представили Хабибулла-хану предложения кайзера Германии и турецкого султана о вступлении Афганистана в войну на их стороне, обещая содействовать созданию «Великого Афганистана» с присоединением полосы приграничных афганских племен, а также английского и персидского Белуджистана.

Эти политические предложения были очень заманчивы для Афганистана, в котором кроме того сложилось сильное прогерманское лобби во главе с братом амира сипахсаларом Насрулла-ханом. Тем не менее амир Хабибулла, проявил себя осмотрительным политиком. Германия и Турция находились вдали от Афганистана, в то время как Великобритания и Россия обладали реальными возможностями и опытом прямых угроз Афганистану в непосредственной близости. Амир формально соглашался вступить в войну, однако, выражая обоснованные опасения, что не сможет противостоять своими силами одновременно Англии и России, поставил условие переброски в Афганистан из Германии и Турции 20 тыс. солдат (нескольких дивизий), а также 100 тыс. винтовок, 300 орудий. Он также поставил вопрос о предоставления финансовой помощи в сумме до 10 млн. фунтов стерлингов.

Ввиду не возможности для Германии и Турции выполнить эти условия, такая постановка фактически означало позицию афганского нейтралитета. Тем не менее, внешне демонстрируя нейтральную позицию, афганский амир все же постарался максимально использовать военно-технические возможности миссии. Так фон Нидермайер, с помощью прибывших вместе с ним немецких офицеров, а также австрийских офицеров, бежавших из российского плена, организовал укрепление фортификаций нескольких афганских крепостей, а также работу военных школ для командного состава афганской армии.
В то же время, пользуясь благосклонностью афганских властей, члены миссии приступили к осуществлению одной из своих ключевых задач – используя базу в Афганистане, всемерно провоцировать антибританские выступления приграничных пуштунов. Входившие в миссию индийцы и пуштуны установили прямые связи с главами независимых пуштунских племен, а также вступили в контакты с вахаббитским «Комитетом священной войны» северо-западной Индии. Сильным пропагандистским ходом миссии стало учреждение в Кабуле «Временного правительства Индии», во главе которого встали профессор М. Баракатулла и раджа М. Пратап. От имени этого «правительства» М. Пратап даже направил письма царю Николаю II и туркестанскому генерал-губернатору с призывом невмешательства, если Афганистан вступит в справедливую борьбу с Великобританией.

В январе 1916 г. амир Хабибулла, продолжая демонстрировать нейтралитет, подписал секретный двусторонний договор о сотрудничестве с Германией. Этим документом Афганистан, формально лишенный прав на внешнеполитические контакты в пользу правительства Британской Индии, впервые, хотя и тайно, был признан европейским государством независимым государством. Извлекая выгоды из контактов с немецкой миссией, Хабибулла-хан однако последовательно уклонялся от втягивания страны в войну с Великобританией. Одобряя планы поддержки антибританского джихада независимых пуштунских племен, Хабибулла-хан выдвигал нереальные условия участия Афганистана в войне (например, заявлял, что вступит в войну только, если немецкие корабли подойдут к берегам Индии, а также, если будет гарантирована нейтральность России). С учетом невероятности этого было понятно, что афганский амир старается не переходить черту лояльности Великобритании.

Отдавая отчет в двойной игре Хабибуллы, немецкая миссия в т.ч. прорабатывала возможность его свержения, что было использовано британской разведкой для дискредитации миссии. Когда окончательно стало ясно, что Афганистан не вступит в войну, то было решено вернуться в Иран, где терпели поражения созданные немцами повстанческие группы. Летом 1916 г. миссия покинула афганскую территорию. Несмотря, на то, что внешне немецко-турецкая миссия казалось бы закончилась неудачей, в действительности её влияние на военно-политическую обстановку было очень существенным. По оценкам фон Нидермайера действия миссии вынудили англичан держать на индийско-афганской границе войска численностью ок. 80 тыс. чел.

Не меньшее напряжение вызывало нахождение миссии в Афганистане и в российском Туркестане, требуя постоянной боевой готовности основных частей ТуркВО. Уязвивым местом Туркестана оказалось то обстоятельство, что сюда как в глубокий российский тыл в первые годы войны вывезли большой контингент военнопленных, размещенных в спецлагерях и казармах. По некоторым оценкам в 1915–1916 г. здесь находилось ок. 190 тыс. военнопленных, преимущественно австро-венгерских, а также немецких и турецких. В Троицком лагере под Ташкентом, например, под контролем военных властей находилось ок. 16 тыс. пленных, в лагере под Кокандом – ок. 8 тыс. пленных. Крупный лагерь – Скобелевский – существовал под административным центром Ферганской области (г. Скобелев), в Голодной степи вдали от городов устроили офицерский лагерь «Золотая Орда». Известно, что в 1916 г. почти 2/3 их по каким-то причинам было переброшено в Сибирь, ок. 40–50 тыс. чел. умерли от болезней, так что к 1917 г. в Туркестане осталось ок. 40 тыс. австро-венгерских, немецких (ок. 3 тыс.) и турецких военнопленных. Не имея точных данных, можно предположить, что одним из мотивов удаления большого контингента военнопленных из Туркестана, было осознание опасности использования этой силы для мятежа в российском тылу и даже совместных действиях с афганцами. О том, что такие планы действительно прорабатывались миссией, известно из раскрытых инструкций фон Хентига от 1916 г., отправленных из Синьцзяна.


Отметим также, что, прибыв в Персию летом 1916 г., фон Нидермайер в штабе турецкой армии получил телеграмму, срочно вызывавшую его в Германию для доклада. Итоги экспедиции, представленные им лично кайзеру Вильгельму II в марте 1917 г., получили высокую оценку – кайзер наградил фон Нидермайера орденом. В 1924 г. в Лейпциге был издан авторский альбом фон Нидермайера "Афганистан", содержащий 242 фотографии, сделанные во время работы экспедиции.

/глава из неопубликованной рукописи "Революция в сердце Азии"/

понедельник, 10 мая 2010 г.

«Колесо времени» как преодоление бесконечности


Бесконечное Время в человеческом восприятии – безусловный ужас, трагедия личного бытия. Бесконечная вереница человеческих рождений-смертей, неумолимость собственного исчезновения во времени («в пасти дракона времени») требует самозащиты (как минимум психологической).


Таковым оказывается кольцевое восприятие, «видение» событий во времени через инварианты, т.е. через придание ценности повторяемым, воспроизводимым чертам как основополагающими элементам бытия. В этом случае, например, психологически оправданно отождествление «Прадед = Дед = Отец = Я». Тем самым удается преодолеть временную бесконечность – трансформировать бесконечную линию времени в кольцо.

В таком восприятии время есть закономерность, величина статичная и конечная, доступная познанию. Ценно не индивидуальное, а общее – повторяемое. Нет смысла фиксировать конкретные события, важен закон, порядок, образ, миф, модель бытия. Это чувство Времени идеально, психологически комфортно. Это и есть «Рай», т.е. пребывание в «остановившемся времени», отрицающем историю. Судя по всему кольцевое видение времени было изначальным в становлении человеческого самосознания. Это и был «золотой век». Как отмечал Освальд Шпенглер для античной культуры «...прошедшее тотчас же испаряется и превращается в покоящееся вне времени впечатление полярного, а не периодического строения».

Носителем, хранилищем этого психологически здорового мировосприятия остается традиционный сельский (негородской), максимально близкий к природе, сущностно фольклорный мир. Он воспроизводит «незнание», неприятие ценности истории, индивидуальных событий. Здесь по-прежнему фиксируется, признается только общее, индивидуальное. Исключительное не значимо, не интересно, не достойно внимания (в определенном смысле индивидуальное как отклонение – аморально)_и памяти. Механизм самозащиты от времени действует через «стирание» истории, «освобождения» памяти от индивидуального, перекодирование её в мифы, определяющие архетипы поведения. В этих мирах новогодние торжества типа месопотамского Акиту или маздеистско-исламского Навруза, как и в прошлом, есть ежегодная декларация кольцевой структуры Времени, кольцевое самоопределение, позиционирование во Времени.

Символическим воплощением этой идеи стал заимствованный индоиранский образ «Колеса Времени». Согласно индуистской и буддийской сакральной традиции его смысл в том, что вселенная вечна и неизменна («бесконечное время»), но на уровне среднего мира испытывает циклические колебания (ритмы конечного времени). Концепт «колеса Времени» сохранился в фольклорных традициях народов иранского и центральноазиатского круга. По мнению известного французского религиоведа Рене Генона «...народ сохраняет, сам того не понимая, останки древних традиций, восходящих порой к такому отдаленному прошлому, которое затруднительно было определить...; он выполняет в некотором роде функцию более или менее «подсознательной» коллективной памяти».

То обстоятельство, что круговорот жизни во времени – основополагающая идея традиционной общины, норма её порядка, суть культурного мира в Центральной Азии и Иране, например, отражает исключительное внимание к воспроизводству образа фалак (небесного круговорота). Народная культура по-прежнему очень чувствительна к свойствам мироустройства, отражающим космические циклы Человека и Природы. Ареал распространия культа Навруза географически практически совпадает ареалом культивирования сюзане. Это свидетельствует в пользу того, что обе традиции имеют единое начало – представление об основополагающем значении космического круговорота, воплощающем идею неумолимого «колеса времени»...

«Прочтение» художественных «текстов» сюзане XIX–XXI вв. дает основания видеть в них реликтовый «символический язык». Древними первообразами «космических колес» или «колес времени», представляемых в «фалак», являются, наш взгляд так называемые «сасанидские» круги с перлами на тканях Согда, Ирана, Восточного Туркестана, терракоте VI–VIII вв...

/из неопубликованной рукописи "Космология как доктрина культуры: Восток-Запад"/

пятница, 7 мая 2010 г.

Геном человека содержит гены неандертальца

В интернете появилось сообщение о том, что "Ученые нашли у людей гены неандертальцев" (http://www.dni.ru/society/2010/5/7/191242.html)

В ДНК современных людей содержатся от 1 до 4% генов неандертальского происхождения। Такие результаты получили европейские ученые после многолетних генетических экспертиз.

Научная группа из Института эволюционной антропологии имени Макса Планка в Германии объявила, что ей удалось расшифровать примерно 60% генома неандертальцев। "Впервые в истории мы можем определить генетические признаки, которые отделяют нас от всех остальных организмов, включая генетически самых близких", - сообщил исследователь Сванте Паабо.

Ученый рассказал, что сравнивались гены неандертальцев и современных людей, обитающих в пяти регионах – в восточной части Африке, на западе этого континента, в Европе, в Азии, и на острове Новая Гвинея в Тихом океане.

Выяснилось, что скрещивание двух видов наиболее активно происходило на Ближнем Востоке. "Лично для меня более важным был также поиск положительного естественного отбора людей по сравнению с неандертальцами после их отделения от общего предка на основе расшифрованных генетических последовательностей", - заметил Паабо.

Он уточнил, что были выявлены 212 участков ДНК, среди которых 20 обладали наибольшим значением при естественном отборе। Это оказались гены, отвечающие за умственные процессы, метаболизм, строение черепной коробки, ключицы и грудной клетки. По мнению некоторых исследователей, обнаружение общих генов опровергает теории об уничтожении в древности неандертальцев людьми современного типа или их исчезновении за несколько сотен тысяч лет до формирования homo sapiens.

Вместе с тем другие ученые указывают, что у современных людей общих генов с неандертальцами оказалось меньше, чем с шимпанзе. Так, антропологи из Уэйнского исследовательского университета в Детройте установили, что 97 важнейших генов человека и обезьяны совпадают на 99,4%। В связи с этим американские специалисты предложили отнести шимпанзе к роду homo, наряду с неандертальцами и другими ископаемыми видами.

Итак мы имеем факты и вопросы:

1) В древности имело место сосуществование и скрещивание двух видов человека, так что Человек Разумный имеет в своем генетическом коде гены неандертальца (а общность ген Человека и обезьян тоже свидетельствует об их скрещивании?)।

2) Человек Разумный имеет по сравнению с неандертальцем более совершенный генетический код, прежде всего, по параметрам умственных процессов и метаболизма।

3) Человекообразные обезьяны (шимпанзе и др.), неандерталец и современный человек имеют общее генетическое происхождение (но их безусловный предок еще не установлен), однако эволюционно не связаны между собой (есть версия, что обезьяны - деградирующий человеческий тип)?