суббота, 21 июля 2012 г.

Homo Interneticus - "дважды рожденные"

Дважды рожденные - так в Древней Индии называли представителей высших каст. Их вторым рождением признавалось посвящение - введение в круг избранных, наделенных священным знанием "Вед" и в силу этого обладающих жизненными привилегиями. Homo Interneticus – тоже «дважды рожденные». Приход в Интернет стал для них обретением второго мира, новым качеством жизни. Сегодня это еще круг избранных (пусть даже очень большой круг), завтра – вероятно будет всеобщей ступенью «взрослости». Потому Homo Interneticus проживает две жизни – реальную в физическом мире и виртуальную... Причем «вес» и «значимость» второй стремительно растут уже на наших глазах. В Internet-жизни больше связей, контактов, быстрее добывается информация. Все идеальнее. Там можно работать и зарабатывать, получать кайф. Во всю баловать себя роскошью общения. Там все идеальнее. Именно там «легко любить все человечество», не напрягаясь «любовью к соседу»... Это новое измерение жизни, новая планета. В реальной жизни человек заводит семью, строит дом, вместе с другими людьми организует общину, строит город, сооружает заводы, и т.п. В Интернете примерно то же, но «строительные» скорости, темпы созидания новой цивилизации таковы, что за юность одного поколения создан мир, своей социальной, культурной сложностью, глубиной как минимум сопоставимый с «телом» 10-тысячелетнего исторического бытия человечества. Темпы «строительства» таковы, что возникает культурный парадокс, возможно, определяющий сущность Homo Interneticus: новое пространство быстрее осваивают более юное, а не старшее поколение (высочайшая динамика новизны психофизически более доступна более младшим), не старшие посвящают младших, а наоборот – младшие научают «новой жизни» старших... Поскольку в этом «втором» мире теперь младшие, водят старших «за руку» и знакомят с миром, где им предстоит «жить», то меняется парадигма связи поколений...

среда, 11 апреля 2012 г.

Об имени города "Самарканд"

Поиск ответов на древней лексике ведийской и авестийской языковых традиций, их трансформов в древнеперсидской.
Отделим от имени «Самарканд» очевидный топоним «канд» («кенд», «кент»), означающий собственно «город», «поселение». Тогда остается смысловой корень «Самар», носителем которого является сочетание гласных «СМР». Тот же корень лежит в основе названий двух известных исторических городов – израильской столицы IX–I вв. до н.э. Самарии и столицы Аббасидского халифата 836-892 гг. Самарры и еще множества топонимов.

Возможным ключом к раскрытию смысла «Самар» могут быть санкскритские термины: 1 – «samará», 2 – «samaryá».
1 – «встреча», а также – «конфликт», «война», «борьба»,
2 – «место схождения, съезда», «собрание», «множество», «шум битвы».
Т.е. с санскрита СМР – место встречи для войны, военных действий, место сбора окрестных военных формирований.

У «samará-samaryá» его есть древнеперсидский аналог – hamar – сойтись, съехаться, встреча, собрание. По мнению Р. Фрая от hamar происходит название города Хамадан – древнеперсидское Hamgmatana – «место собраний». Этот город расположен на месте древней мидийской столицы, а потом резиденции персидских царей Ахеменидов города Экбатаны.

Если принять, что СМР – особое место собраний, ставшее основанием для образование города, то можно представить, что первоначально это было место встречи глав родов, семейных кланов, (знати, старейшин), носившее ритуальный характер и связанное с принятием важных решений. Например, на таких собраниях избирались вожди или короновались цари, принималось решение о войнах. Понятно, что выбор места СМР не мог быть случаен. Это было особое сакральное, священное место, т.е. первоместо – место исключительных свойств, событий в прошлом.

На исходное словообразование СМР может указывать санскритский термин «Sumery» (где «su» придает высшую слову высшую степень качества по отношению к «Mery», т.е. СМР=МР).
Гора Меру – мифическая золотая гора священная гора – главный сакральный Центр Земли, Мира (исходный центр мироздания /и сотворения мира/), место жительства высших богов. Мировая гора = Центр или главное место Мира, в ранних представлениях - место жительства, встреч и общения верховных божеств (у древних греков таковой была гора Олимп).

По примеру богов, следуя образу действий богов, предводители людей (локальных людских сообществ) собирались в место, в которое проецировался для них Центр Мира, который и был их реальным (и явно) храмовым центром. Тогда понятно почему СМР как «центр мира» стал «местом собраний». Собирались, конечно, в некоторое исключительное, причем возвышенное, место – центр окружающего мира! Для таких встреч уместно высокое расположение – город-холм, город-гора!

Топографические особенности роднят Самарканд с Иерусалимом и Римом!? Афрасиаб (особенно его кремль) – высокое холмистое место, подобное Палатинскому холму. Город Самария находился на высоте 443 м над уровнем моря, над обширной плодородной долиной...

Похоже, что место города выбиралось по единым канонам сакральной (жреческой) топографии!

понедельник, 16 января 2012 г.

ПОСЛЕДНИЙ АХЕМЕНИД

Весь в запекшейся крови на самом солнце у края дороги стоял на четвереньках словно собака абсолютно голый человек. От металлического ошейника на его шее тянулась длинная веревка, конец которой был привязан к поясу македонского солдата, игравшего в кости со своими соратниками в тени большой чинары. Мимо в сторону Согдианы быстрым маршем колонна за колонной шли отряды армии Александра. Усталые воины с любопытством смотрели на позор того, кто еще недавно именовал себя царем царей Артаксерксом из рода Ахеменидов, а сегодня в грязи и собственных нечистотах ползал пред ними на коленях.

Его знали также как Бесса, бывшего до событий последних лет сатрапом Бактрии. Среди солдат находилось немало тех, кто получал удовольствие в том, чтобы оскорбить и надругаться над поверженным и униженным правителем. Плевки и пинки, удары кнутом, щитом или древком копья были самыми малыми из грубостей. Артаксеркс-Бесс стойко сносил все. Телесные боли, причиняемые его мучителями, были не самым страшным. Больше жгли душевные раны. Внутри клокотала горечь зияющей как пропасть беды, катастрофы всего мира, который был его сущностью и смыслом...

Себя он считал меньшей из потерь. Суть Артаксеркса-Бесса уничтожена, его держат лишь для цирковой забавы «назидания во славу Александра». Потому безразлично сколько оставил ему Македонец – минуты, часы, дни – все это напрасное время. Утрачено все. Первой за него ответит его семья: пожилая мать, жены, юные дочери и сыновья. В лучшем случае их ждет быстрая смерть, в худшем – пожизненный позор надругательства, рабства. Бесс глухо стонал. В тысячный раз он молил Великого Ахуру простить и пощадить их. В душе он смирился с тем, что несет заслуженную кару...

Он не жалел, что поднял руку на последнего персидского царя. Он – Бесс – из того же рода Ахеменидов. На Дарии Кодомане первом лежит вина за гибель Вселенской Азии. Обладая троном величайшей державы, Дарий не проявил царственной воли и не воспрепятствовал наступлению неистового Александра. Имея подавляющее превосходство в войсках, Кодоман не только не смог найти дорогу к Победе, но и проявил постыдную для царя трусость, отступив перед дерзостью Македонца. В такие минуты Цари и теряют свой фарн – Боги оставляют их. Они не помогают тем, кто сам не борется за свою судьбу и судьбу своего мира. Тогда стал раскалываться на части двор, окружение персидского царя. Кто-то принял решение покориться новому Царя-иноземцу. Бесс же решил действовать и сопротивляться...

«Где же он ошибся? Неужели и ему надо был пасть в ноги Александра, сдастся на его милость? Чего стоили тогда все века величия Ахеменидов? Даже, сейчас в крови, позоре и бесчестье, Бесс считал, что не мог поступить иначе... Он сделал все, что мог сделать царь. С трудом собрал и воодушевил остатки ахеменидской армии. А ведь его казна –лишь песчинка утраченных сокровищ Ахеменидов, так бездарно сданных Македонцу. Лучшие силы месяцами стерегли Александра на западной дороге, готовясь нанести урон его изможденной пустынными переходами армии. Но тот неожиданно ушел на юг – в Дрангиану и Арахосию. Я закрыл сильными отрядами все главные перевалы через Гиндукуш, а Он нашел тайные тропы, которыми не каждый пастух проведет стадо. А Он провел армию. Немыслимо... Сами боги ему помогают. Может и сам он Бог или Великий Дэв? Македонец для нас – Ахеменидов, как Аж-Дахак для Фаридуна, – наказание за дьявольское очарование собственным величием, упоение властью...

Когда греко-македонцы отряд за отрядом стали скатываться с гор Гиндукуша я не стал распылять силы и биться за города южной Бактрии. Здесь нас легко было окружить и прижать к реке. Во имя Победы я пожертвовал столицей, резиденцией, своим дворцом и отошел на лучшую позицию – увел войска за Окс. И ни один полководец не может упрекнуть меня за это. Широкая река прикрыла нас как могучая крепостная стена. Это был последний и решающий рубеж Ахеменидского мира. Все что может плавать в реке мы забрали на северный берег и выставили войска против речных переправ... Мы снова ждали в засаде. Но дух сопротивления падал, так капля за каплей сочится вино из треснутого кувшина... Ожидание без боя усиливало страхи. Слабые и сметливые сбегали на юг «за речку»... «Длиноухие» докладывали о зреющем предательстве, о продажных сановниках, переметнувшихся к Македонцу...

Невозможная, абсурдная переправа Александра с войском в пустынном месте Окса довершила все. Шокирующая весть деморализовала войска. Воевать с непредсказуемым, сокрушающим все преграды Царем-воином вмиг стало бессмысленным. Персидской армии больше не существовало, бактрийцы и согдийцы оставались один на один с Александром и его войсками. Тогда-то Спитамен, Оксиарт, Дартаферн и другие династы демонстративно бросили меня и прокляли наш царский род: «Вы – Ахемениды, окончательно утратили царственный фарн и больше не способны править этим миром и защищать его. Мы столетиями служили Вам, приносили дань, ценили и почитали Ваше царское начало, воевали и побеждали за Вас. А сегодня – беспощадный враг у наших домов – насилует и уводит наших женщин, забирает в рабство детей, уводит скот... Осквернение ждет Священную Землю. Мы освобождаем себя от клятвы верности Вам». Я не могу упрекнуть их в этом и принимаю на себя небесную кару. Великий Ахура, дай мне силы достойно встретить свой последний час...».

Смерть недолго дожидалась Бесса. По приказу Александра ему отрезали кончики ушей, а затем прилюдно казнили, распяв на кресте и пронзив стрелами в священных Экбатанах.

воскресенье, 8 января 2012 г.

"Великие смыслы Пятерицы Алишера Навои"

пересказ главы XLIX поэмы «Смятение праведных»
«Рассказ о том, как Искандар* завоевал весь мир»

Все страны было дано завоевать Великому Искандару. Своей царской волей он соединил все части мира в одно целое, распространив власть на семь поясов земли, осыпая их дождем золотых монет своего чекана. Земные цари, склонились перед ним и гордились тем, что несут ярмо Искандара. Неудержимый в познании, он побывал во всех концах Подлунного мира, проплыл по всем неведомым морям.
Его признали не только великим царем, но и пророком, святым человеком. По величью деяний и замыслов Искандара сравнивали с легендарным Джамшидом, считая, что он владеет его всеведущей Чашей. Казалось, что сам небосвод произносит ему хутбу, а звезды вручили ему венец Вселенной, сделав владыкой семи небес.
Но судьба уготовила Искандеру несчастье покинуть этот свет во цвете лет и славы. Неизвестная болезнь неожиданно настигла его, сделав беспомощным. Грудь стеснилась тоской ухода. Никто, ни его рабы, не мудрецы у трона не могли ничем помочь. Все «цвели на ветвях жизни», а ему было суждено уходить во прах земли.
В тот тяжкий миг, собрав остатки сил, Искандар обратился к соратникам и друзьям:
«Измученный болезнью и униженный своей слабостью, я чувствую близость смерти, и уже с болью слышу бой литавр, знаменующих о переселении в мир иной. Скоро птица моей души умчится читать книгу вечности. Моим уделом будет темнота, а вечным домам станет саркофаг.
Вам завещаю: при похоронах в отверстие гроба выставьте кисть моей руки. Пусть видят все, что властелин мира, получивший все, что может иметь человек, познавший тайны неба и глубин, уходит из жизни с пустыми руками. Пусть жизнь и смерть Искандара станут назиданием тщетности земных стремлений: владея всем при жизни, я, как все, ничего не могу унести с собой!»
* * *
О, Навои, отрешись от мира! Да, что мир? Отрешись от своей Души. Кравчий, помоги мне и принеси вина. Я беден, но тоже грешен амбициям, так что принеси мне «Зеркало Искандара»: хочу посмотреть – не слишком ли и я увлечен суетой жизни.
- - - - - - - - - - - -
* в восточной традиции под именем Искандара Зулькарнайна (Двурогого) имеется в виду историческая персона Александра Македонского, в разгар великих завоеваний неожиданно скончавшегося в 323 г. до н.э. в Вавилоне.